Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

promo fluffyduck2 november 23, 2015 05:14 12
Buy for 20 tokens
Запретные темы: 18+; антиклерикализм; альтернативная (пара-)наука, парапсихология; пропаганда оккультизма, магии. Запрещается размещение материалов, содержание которых подпадает под действие статьи 282 Уголовного Кодекса РФ. п. 1. Ваши предложения пишите в личку или на fluffyduck@yandex.ru

Все дуэли Пушкина

В Кишиневе Пушкин имел две дуэли. Одну - из-за карт с каким-то офицером 3убовым.
Дуэль была оригинальная.
Пушкин явился с черешнями, и пока 3убов целился в него, преспокойно ел ягоды. Офицер стрелял первым, но не попал.
Наступила очередь Пушкина, но, вместо выстрела, наш поэт спросил:
— Довольны ли вы?
И когда 3убов бросился к нему в объятья, он оттолкнул его и со словами:
"Это лишнее!" — спокойно удалился.
За эту дуэль, а, кстати, и за другие шалости, Инзов нашел нужным удалить Пушкина из Кишинева в Аккерман, откуда Александр Сергеевич имел возможность ездить к берегам Дуная. (Этот эпизод Пушкиным был использован в " Выстреле").

Пушкин_дуэли

Памяти Николая Михайловича Коняева

Немного не дожив до 70-летия, скончался председатель Православного общества писателей Петербурга Николай Михайлович Коняев. Редакция «АПН Северо-Запад» приносит свои соболезнования друзьям и близким Николая Коняева и в этот печальный день вновь публикует те мысли, которыми он делился с нами.

konyaev

Collapse )

Проект Н. Поклонской: Стихи С. Бехтеева читают Н. Поклонская, П. Толстой, Д. Певцов и Д. Дюжев

Проект Натальи Поклонской: Стихотворения Сергея Бехтеева читают Наталья Поклонская, Пётр Толстой, Дмитрий Певцов и Дмитрий Дюжев.

Стихотворение Сергея Бехтеева «Молитва» читают Наталья Поклонская, Пётр Толстой, Дмитрий Певцов и Дмитрий Дюжев:




Стихотворение Сергея Бехтеева «Царские слёзы» читают Наталья Поклонская, Дмитрий Певцов и Дмитрий Дюжев:



Наталья Поклонская
Наталья Поклонская


Как Николай Гумилёв принял весть о гибели Царской Семьи

Ирина КУНИНА
(1900—2003),
из воспоминаний "Моя гумилёвская весна":

«Мы пересекали Садовую наискось по трамвайным рельсам, по которым трамваи шли редко, появляясь неизвестно откуда. Внезапно на нас налетел оголтело орущий мальчишка-газетчик. Слов мы не разобрали, и только когда он заорал, вторично промчавшись мимо нас, расслышали: "Убийство Царской Семьи в Екатеринбурге!"

Сознание не сразу воспринимает смысл. Мы стоим, кажется, даже без мыслей, долго ли — не знаю, на нас нашел столбняк. Потом — это было первое движение, одно на двоих — Гумилёв рванулся и бросился за газетчиком, схватил его за рукав, вырвал из его рук страничку экстренного выпуска, не уплатив, — я испуганно следила за его движеньями, — вернулся, прислонился ко мне, точно нуждаясь в опоре. Подлинно, он был бел, и казалось — еле стоял на ногах.

Collapse )

Автор этого стихотворения - Ирина Самарина, смелая поэтесса из Полтавы



Простите нас, родные Русы,
Пока еще вращается Земля,
Мы братьями Вам быть не перестали,
Вас предала не Родина моя,
Не люди, что на площадь выходили,
Пытаясь наболевшее сказать,
А те, кто нашу Родину купили,
Купили, чтобы выгодно продать.
Правители приходят и уходят,
Кого-то помнят долго и добром,
Но комом каждый президент выходит,
Как первый блин, в моем краю родном,
Нас ссорили с экранов и смеялись,
Что разругались братья в пух и прах,
Но верим, мы в душе людьми остались,
И понесем друг друга на руках;
Когда из нас кого-то ранят в спину,
Не будем о гражданстве вспоминать,
Я верю, что не может Украина
На братские народы наплевать.
Простите нас, что Вас не пропускаем
На собственных границах как врагов,
Простите, что каналам доверяем,
Где нас считают всех за дураков,
Показывают войны, истерию,
И получают в долларах паек,
Но нету Украины без России,
Как без ключа, не нужен и замок.
Мы все - одна семья, пусть разругались,
Но ссоры ведь случаются в семье;
И главное, чтоб мы людьми остались,
А не зверьми, готовыми к войне За Землю,
За туманные идеи, забыв о том,
Что детям нужен миръ!
Я думать по-другому не умею,
А мы для власти нашей просто тир,
Хотят - на нас же армию направят,
хотят- на воздух нам введут налог;
Но разлюбить Россию не заставят,
пока мы вместе, с нами Богъ!

отсюда

Владимир Карпец

Оригинал взят у marygrove в Владимир Карпец
   


  *  *  *

Он встает и ходит кругом Кремля
Мимо строя сомкнутых часовых.
Не найдут его среди нас, живых,
Даже лазерные поля.

Это в полночь бывает, когда часы,
Что при нем играли «Интернационал»,
Приближают любому удар косы,
Не щадя даже стражников и менял.

Он встает и ходит, как в том году,
Когда въехал в разбомбленный этот дом.
Только круг очерчен огню и льду,
И от трех соборов он прочь ведом.

Он кругами ходит за кругом круг
Мимо праха соратников аккурат,
А когда в Филях пропоет петух,
Возвращается в щусевский зиккурат.

И пока он ходит ночной Москвой,
Месту лобному шлет свой косой прищур,
Все сильней гремит доской гробовой
Толь чурбан, толь чурка, толь пращур-чур.

Все слышнее ворочает недра навь.
Будет некому этот пожар тушить.
Кому есть, где жить,- те спасутся вплавь,
Здесь полягут те, кому вечно жить.

Как Егорьев конь приподымет круп,
Как проснется рать по Руси Святой,
И в ходы подземные канет труп
Вместе с каменной этою пустотой.

А что дальше будет - не иму вед.
У Царицы-Владычицы Русь в горсти.
Слышал, есть один под Тюменью дед,
Да ему не велено толк вести.