fluffyduck2 (fluffyduck2) wrote,
fluffyduck2
fluffyduck2

Category:

Преподобный Серафим Вырицкий и Варнава Гефсиманский

С 9 ноября 2012 года в Санкт-Петербурге возобновил свою работу Православный лекторий. Лекции читают ученые из Собора православной интеллигенции, а также приглашенные специалисты. После каждой лекции проводится круглый стол по актуальным проблемам современности. 
Начало лекций и круглого стола в 19:00. Встречи проходят по адресу: СПб, Каменноостровский проспект 21 (ст.м. Петроградская), в здании Александровского лицея в аудитории 213. Вход свободный. 
С 23 ноября начался тематический цикл лекций «Святоотеческое наследие и современность». Вашему вниманию предлагается видеозапись и текст лекции известного писателя-агиографа, эксперта Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви по проблемам глобализации и электронной идентификации личности Валерия Павловича Филимонова «Преподобный Серафим Вырицкий и Варнава Гефсиманский». 



Текст лекции

То что я написал ряд книг о великих святых Земли Русской помогло мне в дальнейшем в работе, казалось бы, совершенно иного рода – в работе по отстаивания истины и доведения её до народа Божия по проблемам глобализации.
Почти 20 лет прошло с тех пор, когда я впервые начал публиковаться в православных газетах, журналах и заниматься вопросами агиографии. Что такое агиография? Это труды, которые посвящаются святым, просиявшим на небосклоне Православной Церкви. Начинал я первую свою работу с написания книги о преподобном Феодосии Кавказском «По вере вашей да будет вам». Вышла эта книга в 1994 году. И затем, вот таким, буквально, штурмом меня взяли очень многие наши верующие и сказали: «Валерий Павлович, ты пишешь о каком-то святом, который находится за три с половиной тысячи километров от Санкт-Петербурга, а здесь у нас был великий подвижник, который буквально по сей день помогает людям своими молитвами, помогает во многих трудных жизненных ситуациях, помогает в излечении от тяжёлых болезней, и во многих других случаях».
И так я приехал в Вырицу, хотя знал о ней и даже бывал там, но такого плотного и тёплого контакта, который произошёл в первую мою встречу с отцом Алексием Коровиным, чудным совершенно священником - наверное не было до того. И определённое время, ни много ни мало – пять лет ушло на подготовку первой книги о преподобном Серафиме Вырицком. Я опросил очень многих в то время ещё здравствовавших свидетелей жития преподобного. В том числе его ближайших родственников, а на тот момент здравствовали семь его внуков и правнуков. Опросил более ста человек, которые окормлялись у отца Серафима, и несколько десятков тех, которые бывали у него один или два раза. Работал в пяти петербургских архивах, собирая сведения о преподобном, в Российской Национальной Библиотеке, в Библиотеке Академии Наук. Ибо к тому моменту, когда я приступил к работе, даже не было известно, где батюшка Серафим родился, и в каком году. Знали, что был такой великий подвижник, который был тяжело болен, лежал на одре болезни, и при этом утешал, исцелял, направлял на путь праведной жизни тысячи и тысячи людей. И вот эта работа, конечно, приносила очень и очень большую духовную радость, ощущалось буквально присутствие самого батюшки Серафима, ибо когда те люди, которые с ним встречались, рассказывали о нём - они не могли сдержать слёз. Очень тёплые отношения сложились с внучкой преподобного – Маргаритой Николаевной Набоко, которая воспитывалась практически с пелёнок и до своего тринадцатилетия рядом с бабушкой и дедушкой. Потому что отца её – Николая Васильевича Муравьёва гоняли по тюрьмам, по лагерям. Соответственно, и мать где-то там перемещалась за отцом. А внучка Маргариточка жила с бабушкой и дедушкой. Когда ей исполнилось три года, это как раз был 1920 год, когда в ту пору ещё Василий Николаевич Муравьёв и Ольга Ивановна Муравьёва приняли монашество: он в Александро-Невской Лавре, она в Воскресенском Новодевичьем монастыре. Маргарита всё это время пребывала или в Лавре, или в Новодевичьем монастыре – это благословляли правящие архиереи. А затем, после переезда в Вырицу в 1930 году, она вплоть до блаженной кончины старца ухаживала за ним в Вырице. Поэтому такой бесценный, можно сказать, свидетель, её воспоминания очень и очень помогли мне в написании этой книги. Хорошо помнила его и правнучка Ольга Даниловна, которой в год кончины отца Серафима было почти уже 12 лет. Александр Николаевич Муравьёв – это брат Маргариты, который родился в 1930 году, ему было 19 лет в год кончины батюшки Серафима. Это те люди, которые были рядом с ним, потому что существовало очень много сказок и легенд о не существовавших явлениях, знамениях, чудесах. Фольклор, народное творчество, которое передаётся из уст в уста – одна рассказала в одном ракурсе, вторая в другом, третья что-то прибавила – и рождаются целые анекдоты: как батюшка Серафим бесов по келии гонял, выгонял их в стакан. Рождались невероятные совершенно легенды о том, что он был в лагерях, ему сломали столько-то рёбер, выбили столько-то зубов. Никогда он не был в лагере. Ибо особым Промыслом Божиим он был сбережён для того, чтобы стать великим пастырем малого стада Христова в самую тяжёлую годину для Русской Православной Церкви – это двадцатые, тридцатые, сороковые годы.
И, конечно очень важно, что изучая его жизнь в миру, в частности, в Российской Национальной Библиотеке я обнаружил много материалов о купце, тогда ещё, Василии Николаевече Муравьёве. Было сразу понятно, что этот человек, хоть он и зарабатывал серьёзные очень деньги, он зарабатывал их не для того, чтобы обогатиться самому лично, а для того, чтобы использовать их на благо Церкви и ближнего. Вот это вот очень важный момент в жизни будущего старца, ибо по его делам милосердия Господь и дал ему благодать. Ведь бывает по-разному: кто-то молитвами достигает, кто-то достигает делами милосердия, кто-то бдением. Обо всём этом преподобный Серафим Саровский подробно об этом рассказывает в своих беседах.
Но здесь, конечно, был ещё один важный момент: почти двадцать лет будущий старец, а в ту пору петербургский купец, находился под окормлением преподобного и богоносного отца нашего Варнавы Гефсиманского Чудотворца. Вот видите, как иногда складывается. Дивны дела Твои, Господи. Вот так произошло, что его духовным наставником стал старец Гефсиманского скита Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, в ту пору, иеромонах Варнава Меркулов, который тогда для России был как в своё время преподобный Серафим Саровский. К дверям его кельи очереди стояли круглосуточно. В Гефсиманском скиту я бывал неоднократно, был в его келье, она по сей день цела. А фотографии дореволюционные всё это показывают: простые крестьяне, интеллигенция, учёные, студенты, гимназисты – каких только ни проходило людей перед батюшкой Варнавой.
И вот это каким-то образом эта способность выслушать, утешить, дать духовный совет она и передалась Василию Николаевичу. И он, ещё будучи мирянином, занимался внутренним деланием, Иисусовой молитвой и всячески берёг себя от греха. Мы знаем, что смирения, такого как у него, действительно, редко у кого сыщешь. Даже у каких-то, будем говорить, людей, которые подвизаются где-то в обителях. А он в миру уже столько сделал, воспитывая себя, постоянно сверяя свою жизнедеятельность с заповедями святого Евангелия, что незаметно-незаметно он стяжал те высокие духовные качества, которые присущи очень редким подвижникам. Почему в 1920 году он приходит в Лавру, его принимают в число братий в качестве послушника, алтарника, А в конце 1926 года он уже становится духовником Лавры? То есть, те люди, которые окружали его, а в Лавре окормлялась целая плеяда епископов, потому что разгромлены были и Оптина пустынь и Свято-Троицкая Сергиева Лавра, и весь цвет монашества стекался в Александро-Невскую Лавру. Валаамский монастырь отошёл Финляндии, Печерский – Эстонии. Поэтому здесь, собственно говоря, собирался весь цвет российского монашества, среди них было несколько десятков монашествующих только в сане архимандрита и игумена. Там окормлялись такие известные архипастыри как впоследствии Патриарх Московский и всея Руси Алексий I (Симанский), митрополит Крутицкий и Коломенский, а тогда епископ Петергофский Николай Ярушевич, епископ Шлиссельбургский Григорий Лебедев - будущий священномученик, епископ Кронштадтский Венедикт Плотников, и многие-многие другие пастыри и архипастыри приходили на исповедь к отцу Серафиму в Алексанро-Невскую лавру. Не говоря о том, что со всех окрестностей Петербурга, даже из других губерний приезжали, потому что прослышали, что в Лавре появился вот такой вот старец, который, действительно, и прозорливый, и утешитель, и может помочь в какой-то тяжкой неизлечимой болезни. В частности, он очень многим детям помог, которые были на грани жизни и смерти, и его молитвами были спасены. И серьёзный, конечно, момент, что он прошёл перед этим все послушания. Смотрите: в 1920 году – алтарник, в этом же году, в конце года – он уже заведующий кладбищенской конторой, иеродиакон в 1921 году уже митрополит Петроградский и Гдовский Вениамин, (тоже будущий священномученик, вы конечно знаете этого удивительного архипастыря и его житие) уже рукополагает в ту пору отца Варнаву (он принял монашеское имя в честь апостола Варнавы и в память своего духовного отца) в день усекновения главы Иоанна Предтечи – так уже в 1921 году он стал иереем Божиим. Получил новое послушание – главного свечника, а затем главного казначея Лавры. И вот уже в 1926 году собор Лавры избирает его духовником обители, при которой ещё окормляется очень многие архипастыри, монашествующие из закрытых в ту пору обителей. О чём это говорит? Люди видели уже его высокое духовное состояние. И та духовная сила, та духовная мощь, которая от него исходила, конечно же очень и очень многим помогла, и очень и очень многих направила на путь спасения. Как вы знаете, наверное, он исповедовал буквально не отходя от аналоя по нескольку суток. Вот там где сейчас придел в Свято-Троицком соборе Алексанро-Невской Лавры, там где иконы Скоропослушницы и Николая Угодника, в этом придельчике исповедовал батюшка Серафим. А в ту пору по стенам Лавры не отапливаемым распространялся иней, наледь. И отец Серафим тяжело заболел, и после чего, когда уже совсем не мог встать, ему была рекомендована Вырица как климатологический курорт. В ту пору правящим архиереем Ленинградской тогда епархии был будущий священномученик митрополит Серафим Чичагов. И он благословил переезд. Благословил ухаживать за ним монахиню – в ту пору Христину (у матушки первое монашеское имя - Христина) и внучку Маргариточку, которая переехала с ним в Вырицу.
И в Вырице открылся в ещё большей степени тот дар старчества. Это действительно Божий дар, потому что старчество – это пророческое служение в Новозаветную эпоху, как мы можем говорить. И в Вырице постепенно (вначале его оберегали не пускали к нему людей), постепенно люди стали приезжать и приезжать. От одного слова старца становилось легче, светлее на душе. Очень многим он предсказывал их дальнейшую жизнь, очень многим помогал духовными советами и молитвами, я об этом долго не буду рассказывать, наверное многие знают мою книгу «Святой преподобный Серафим Вырицкий и русская Голгофа». Вот она впервые вышла в 1999 году. И я 15 лет уже над этой книгой (не 15 – 20 уже скоро будет) работаю. Потому что каждое новое издание – а их уже было 12 – дополняется новыми материалами, новыми свидетельствами, новыми архивными данными, новыми фотографиями, причём, очень редкими. И видно, что не просто так в 2000 году по тем материалам, которые, по милости Божией Господь сподобил меня готовить, на юбилейном архиерейском Соборе старец Серафим был прославлен в лике преподобных для общецерковного почитания. Там очень много было новомучеников прославлено, преподный был один.- наш дорогой, любимый батюшка Серафим Вырицкий.
Конечно, очень много в работе над первой книгой мне помог отец Алексий Коровин, Царствие ему Небесное. Он почил в Господе в 2005 году и почти 40 лет прослужил у места упокоения преподобного Серафима Вырицкого. Он познакомил меня со многими людьми, которые знали батюшку Серафима. Сам он записывал некоторые эпизоды из жизни батюшки, которые ему передавали его духовные чада. И конечно, ревностно и ревностно служил, и духом он был одним с отцом Серафимом. Поэтому нельзя не помянуть сегодня этого замечательного пастыря. Он был именно такой настоящий русский священник, каких сегодня, к сожалению, очень и очень мало. Ну а батюшка Серафим стал для меня небесным наставником, стал учителем, да, собственно, и другие святые, о которых мне милостью Божией удалось написать. Конечно же священномученик Философ Петроградский (Орнатский) иже с ним убиенные чада Николай и Борис, преподобный Феодосий Кавказский, преподобный Варнава Гефсиманский и целый ряд сподвижников преподобного Серафима Вырицкого. В последнем издании есть краткое жизнеописание митрополита Серафима Чичагова, епископа Шлиссельбургского Григория Лебедева, архимандрита Льва Егорова, матушки Марии Маковкиной - чудной схимонахини… Тоже такой интересный момент, когда юная девушка окормляется у Варнавы Гефсиманского, когда тот ещё был иеромонахом, а затем, по прошествии 20 лет становится духовной дочерью уже отца Серафима Вырицкого. Постоянно посещает Вырицу, вместе с ним молится и принимает великую схиму и становится подвижницей. Конечно, нельзя не сказать об исповеднике отца Серафима – протоиерее Алексие Кибардине. У меня написана книга «Последний духовник преподобного Серафима Вырицкого». Тоже такая очень нелёгкая судьба и в то же время необычайное христианское мужество и любовь. Чем, собственно говоря, отличается человек святой жизни? Да тем, что он стяжал любовь ко всему живому, как говорит на святой апостол Иоанн Богослов: «Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог пребывает в нём». И очень многие подвижники, о которых я писал стяжали эту любовь.
А она всё покрывает, как нам говорит Слово Божие через Апостола Павла. «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею [дар] пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что [могу] и горы переставлять, а не имею любви, - то я ничто.» Так оно и есть, потому что, когда Господь прикасается к сердцу человека вот этой любовью, то человек начинает понимать, что есть мир иной, есть вот это Царство Небесное, которое рядом с нами. Оно нас пронизывает, оно, буквально дышит рядом с нами, а мы его, зачастую, не видим, и стремимся Царство Божие стяжать на земле. Но так не получится, потому что земля и все дела на ней сгорят, как нам говорит святой апостол Пётр во втором своём послании, а истина Божия пребывает вовек.
Tags: Валерий Филимонов, Православие, Серафим Вырицкий, религия, святые
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo fluffyduck2 november 23, 2015 05:14 12
Buy for 20 tokens
Запретные темы: 18+; антиклерикализм; альтернативная (пара-)наука, парапсихология; пропаганда оккультизма, магии. Запрещается размещение материалов, содержание которых подпадает под действие статьи 282 Уголовного Кодекса РФ. п. 1. Ваши предложения пишите в личку или на fluffyduck@yandex.ru
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments