fluffyduck2 (fluffyduck2) wrote,
fluffyduck2
fluffyduck2

Прометеевский проект. Часть 3.2.

Впрочем, феминизм не смущается отсутствием научно обоснованного исторического фундамента, как не смущают адептов дарвинизма отсутствие переходных форм. И в том и в другом случае достаточно допущений и натяжек, чтобы удовлетворить потребность прометеевского сознания хоть в каком-то обосновании.

С точки зрения сегодняшнего дня многое, достигнутое движением за права женщин, выглядит, безусловно, положительно. Например, участие в избирательном процессе на общих основаниях, законодательное обеспечение равной с мужчинами оплаты за одинаковый труд и т.д. Вообще, явления ПРОЕКТА часто облегчают жизнь человека. Одной науке, которая, пока не стала лишь разновидностью хозяйственной деятельности, была классическим образцом реализации прометеевских установок, мы обязаны чуть ли не всеми, привычными нам сегодня элементами быта.

Из этого, однако, нельзя сделать вывод о безопасности прометеевского огня и полезности ПРОЕКТА для человечества в целом. За историю ПРОЕКТА действительно накопился осадочный слой принесённой пользы, но не эта полезность характеризует прометеевское сознание. Надо смотреть не на промежуточные, а на конечные результаты.

Выравнивание социального статуса женщины и мужчины происходило за счёт изменения положения в семье. Вся внешняя либерализация женщины была нужна для того, чтобы иметь возможность сказать о равноправии в ситуации один на один. И именно к этому женщина поощрялась всем ходом борьбы за её права.



Возможность трудоустроиться и приносить деньги в семью - несомненное благо, когда этих денег не хватает на элементарные вещи. Но ПРОЕКТ предлагает рассматривать работающую женщину не как исключение, а как правило, не знающее исключений, - обществу навязывается идея о том, что женщина должна быть финансово независимой. Такой подход позволяет перестроить самую основу семейных отношений. Семья по ПРОЕКТУ - это паритетный союз, своего рода корпорация совместного быта. Подобно тому, как корпорация руководствуется юридическим документом - Уставом, в основе новой семьи также лежит документ - брачный контракт. Смысл брачного контракта - защита прав участников семейного соглашения. Создаётся государство в миниатюре - предполагается, что и тут естественным состоянием является гоббсова война, которая сдерживается осознанным соглашением, выраженным юридически. Возникает вопрос, а нужна ли такая семья? Нужна ли надстройка, ограничивающая права личности дополнительными обязательствами, когда все плюсы семейной жизни - сексуальные отношения, дети, просто совместное проживание с любимым человеком - современное общество позволяет получать и без юридического оформления семьи?

Устройство традиционной, «допроектной» семьи было выражено евангельской заповедью: «оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает.» (Мф 19:5,6., фактически - это прямая цитата из книги Бытия - Быт., 2:24). В семье не должно быть разделения, даже в виде предполагаемой возможности. Единство мужа и жены столь велико, что они должны рассматриваться как одно целое. Одна плоть, единая плотность, нет никакого зазора, никакого промежутка между ним и ею. И эта объединённость реализуется и подчёркивается через физическую близость, но не исчерпывается ей.

В такой системе нет места понятиям прав и равенства (равенство означает наличие двух частей выражения, приравненных друг другу, то есть единое сначала требуется разделить). Также, в традиционной семье личность отступает на задний план, самореализация личности в семье не может рассматриваться как основная задача.

Поэтому с точки зрения прометеевской идеологии традиционная семья была расценена как устаревшая и вредная конструкция, подлежащая демонтажу. Взорвать её необходимо было в самой основе - на уровне физиологии. Образ единой плоти слишком мешал, его следовало девальвировать, а в идеале - вообще обессмыслить.

В общественное сознание было вброшено понятие сексуальности. При этом оно сразу включалось в довольно широкую систему, имеющую вид научно обоснованного построения. Зигмунд Фрейд (1856-1939), отец психоанализа, увидел в половом влечении фундаментальнейшую энергетику человеческого организма. Психология личности, а особенно её бессознательное оказались, по мнению Фрейда, во многом подчинены этой энергетике. Для обозначения полового фактора в психологии Фрейд использует термин либидо. Несложно заметить, что конструкт «либидо» имеет более широкие объяснительные возможности, чем собственно сексуальность, то есть открытая половая реализация. Что и было активно использовано Фрейдом и его последователями, продекларировавшими существование множества скрытых форм сексуальности, порождаемых всё тем же либидо. Так, например, практически все значения слова «любовь» - а надо ли говорить, что любовь входит в число базовых понятий культуры? - сразу же получили объяснение в рамках концепции либидо. Появилась предпосылка постепенного замещения употреблений слова «любовь» новой терминологией. Сегодня мы видим результат: даже само слово «любовь» порой используется лишь как обозначение сексуальной реальности.

Либидо и сексуальность стали основой для совершенно нового языка описания отношений в семье. Гармония семейной жизни свелась исключительно к сексуальной гармонии. В случае если таковой не наблюдалось, подозревались всевозможные отклонения. Мужчина, как более физически сильный партнёр, при этом обладающий высоким статусом главы семьи, имел все возможности для сексуального принуждения женщины. Прометеевской общественностью был поднят вопрос о сексуальном насилии в семье. К требованию экономической независимости женщины добавилось требование её сексуального освобождения. Ученик Фрейда и в то же время марксист по убеждениям Вильгельм Райх (1897-1957) формулирует программу, включающую сексуальное просвещение, распространение контрацептивов, разрешение абортов, разрешение разводов (вернее отрицание значимости юридической процедуры брака) и т.п., которой даёт броское имя сексуальной революции (17). Райх не скрывал, что сексуальная революция, направлена именно против семьи. Основные положения программы сексуальной эмансипации были сформулированы им в 30-е годы. Активно внедряться в социальную практику они стали в ходе молодежного бунта 60-х. А насколько сегодня сексуальную революцию можно считать состоявшимся фактом, пусть каждый решает сам.

Семья не исчерпывается линией отношений между супругами, в ней есть ещё одна несущая ось - это отношения детей и родителей. По этой оси отношения выстроены также согласно принципу иерархии. Полная традиционная семья, в идеале, состояла из трёх поколений: родители супругов (как правило, мужа), сами супруги и их дети. Только при такой структуре обеспечивалась правильная трансляция культурной и экономической матриц семьи. Информационный бум и всплеск социальных нововведений новейшего времени, взорвавшие эти матрицы, не то, чтобы полностью обесценили участие старшего поколения в жизни семьи, но привели к тому, что польза этого участия уже не кажется столь очевидной. В общественном сознании закрепилось представление о том, что молодую семью лучше строить отдельно от родителей (по данным опроса ФОМ 2007 г. в России так считает 82% населения, то есть подавляющее большинство (18)). Впрочем, это в России уход из родительской семьи, как правило, связан с созданием своей, правда, в соответствии с духом времени, не всегда юридически оформленной (как выразились авторы одного из исследований - «уход из семьи коррелирует с созданием первого партнёрского союза» (19)). Запад нас опережает по прометеевскому вектору, и там такой корреляции нет: дети просто уходят по достижении совершеннолетия. Впрочем, мы практически готовы последовать примеру: в массовом сознании уже укоренена идея, что подобное поведение - правильное. (20) Дело за малым: ещё рывок, и пуповина, связывающая нас с традиционной культурой, будет порвана окончательно ...

Прометеевская идеология изменила восприятие понятия «совершеннолетие». Исторически под совершеннолетием понимался возраст, по достижении которого человек становился ответственным за свои поступки (до этого за поступки ребёнка отвечали родители). Как всегда там, где говорилось об ответственности, прометеевское сознание начинает говорить о правах. «Я могу» для него означает не «я в силах», а «я имею право». Теперь, следуя логике ПРОЕКТА, совершеннолетие означает завершение формирования личности, её гармонизацию и, так сказать, капсулизацию в собственной самодостаточности. Человек превращается в монаду, независимую от других сущность. (21) Государство своей юрисдикцией фиксирует этот знаменательный момент; при этом наступающая гражданская ответственность лица, достигшего совершеннолетия, воспринимается лишь как одно из следствий свершившегося социального перерождения, а не его суть.

Поэтому с точки зрения прометеевского сознания требование социального разрыва с родителями совершенно логично. Самодостаточная монада не может находиться в зависимости от кого бы то ни было (напомним, что подчинение государству в рамках этой концепции - это не зависимость в силу установленного порядка вещей, а добровольное принятие условий общественного договора). Родительская власть нужна лишь как опёка и защита на ранних стадиях формирования личности. По достижении совершеннолетия она мыслится излишней, и потому должна быть отброшена. Расправившей крылья бабочке уже не нужны остатки кокона её куколки.

Социальный разрыв с родителями часто сопровождается разрывом эмоциональным. То, что это происходит далеко не всегда, не означает, что нормой в этой системе является сохранение хороших отношений со старшим поколением. Просто мы ещё не полностью переварены ПРОЕКТОМ, и многое определяется «допрометеевскими» побуждениями. С точки зрения матрицы ПРОЕКТА, достижение совершеннолетия неизбежно влечет за собой не только социальное «освобождение», но и перестройку эмоциональной и коммуникативной составляющих в отношениях с родителями. «Взрослость» как раз и заключается в преодолении ложных воззрений детства. Взрослый человек не должен иметь иллюзий относительно устройства этого мира. Фрейд, подгоняя проявления любви под концепцию либидо, определил любовь родителей к детям как выражение нарциссизма, а любовь ребёнка к родителям как инфантильную фиксацию «притупленного либидо» на самых близких объектах. То есть и та и другая представляют собой некоторые превращенные формы подлинной сексуальности. А в превращённых формах есть нечто болезненное, должным образом выстроенная сексуальность должна быть направлена на надлежащий объект. Родительская любовь, как и детская привязанность к родителям неизбежно отступают далеко на задний план как непроизвольные последствия социально-биологической организации человеческого общества, которые нормальному взрослому человеку как-то и не очень прилично принимать в расчёт.

Декларация сексуальности в качестве базовой мотивации личности удобна не только тем, что позволяет объяснить чуть ли не все движения психики, отталкиваясь от либидо, но и тем, что подобные объяснения выглядят весьма научно. Эффект научности достигается с помощью аналитического метода. То, что неискушенному человеку казалось простым, в результате анализа предстаёт как нечто сложное, на поверку оказывающееся следствием глубинных, фундаментальных процессов. Возрастает количество понятий. События разлагаются на кванты информации, которыми оперирует аналитик. Множество данных на входе и декорирование рассуждений специальной терминологией действуют убеждающее. Легко забыть, что в случае психоанализа мы имеем дело лишь с интерпретациями глубоко субъективных вещей, и классическая научная объективность здесь не может быть обеспечена в принципе.

Зато любая другая интерпретация может быть заменена на психоаналитическую. Конфликт отцов и детей (правильнее было бы сказать детей и отцов, поскольку именно дети идут на конфликт, но мы следуем культурному клише «Отцов и детей» Тургенева (1862)) - всегда был заметен и подлежал осмыслению. Психоанализ интерпретирует его через понятие Эдипового комплекса, сконструированное Фрейдом. Культурный бунт объясняется сексуальностью. Личная позиция человека, поднявшего бунт против отца, предстаёт болезненной реакцией, запрограммированной событиями прошлого, и таким образом снимается ответственность. А с учётом того, что по Фрейду каждый человек в раннем детстве проходит через латентные формы Эдипова комплекса, то вообще странно говорить о бунте: восстание - это ведь что-то экстраординарное, а здесь мы имеем дело с флуктуацией обычного порядка вещей.

Между тем, иерархическая значимость родителя ещё более явственно отсылает нас к Богу, нежели престолы земных владык. Христос научает человечество называть Бога Отцом Небесным; земное отцовство при этом автоматически встраивается в параллель взаимоотношений человека и Бога. Как чтим мы Бога, так следует чтить и отца (или наоборот: как человек чтит родителей, так ему надлежит чтить и Бога). Конфликт с родителями, таким образом, получает вполне определённую богоборческую окраску. Нельзя восстать на отца, не затронув при этом и своего отношения к Богу.

Эдипов комплекс позволяет снизить пафос конфликта, превратить его из метафизического в чисто бытовое явление.

Действительно, если не обращать внимания на культурный контекст и ограничиться лишь самой коллизией взаимоотношений конкретных людей с их родителями, любой конфликт в семье будет восприниматься как одна из житейских трагедий. Разве не бывает, к примеру, деспотичных отцов, чьё отношение к ребёнку способно травмировать его душу на всю жизнь? Классическим образцом подобного травматизма стала судьба Франца Кафки (1883-1924) - прежде всего благодаря тому, что его дневники и «Письмо отцу» (дата написания 1919, публикации -1952) были втянуты в литературу, и читаются теперь как литературные произведения, а не личные записи. Это произошло против желания автора. Умирая, Кафка завещал ненапечатанное уничтожить, а то, что уже было опубликовано - не переиздавать. Но воля покойного была попрана - слишком интересен был Кафка европейской публике. И основа этого интереса - не в том, что составляет содержание его творчества, а в том, что такое творчество возможно. Поэтому произведения Кафки (вопреки тезису Ролана Барта о «смерти» автора (22)) не могут быть прочитаны без отсылки к мрачной фигуре их создателя. Не столько тексты, сколько личность Кафки оказалась востребована ПРОЕКТОМ. Изнанка жизни такого человека неизбежно должна была стать достоянием гласности.

Отношения Кафки с отцом породили целый корпус комментариев. Этот конфликт имел сильное эхо, но разве жизнь окружающих нас людей, никак не связанных с литературой, не даёт примеров деспотичных родителей? Совершеннолетие предоставляет детям юридически гарантированную возможность уйти от родительского деспотизма. Однако остаётся проблема несовершеннолетних детей, страдающих под властью плохих родителей.

Мы видим здесь, как работает матрица ПРОЕКТА. Человек склонен к греху и потому далёк от совершенства. Плохих родителей обнаружить также несложно, как и плохих правителей или негодных священников. Детей могут бить, отдельные изверги (в древности подобная характеристика означала изгнание из общины) могут морить детей голодом. Прометеевское сознание, ищущее и ждущее подобных фактов, легко их находит. Далее, от частного факта делается переход к общему заключению о необходимости общественного контроля над институтом семьи. В идеале, структуру, попавшую в немилость, следует или полностью разрушить или перестроить на новый лад, так что контроль - это только первая стадия.

Общество всегда было судьёю происходящего в частной жизни - иногда это было полезно, иногда общественное мнение предпочитали держать в неведении («сор из избы не выносят»). Но всегда речь шла о прецедентах, которые разбирались по существу. В рамках ПРОЕКТА выстраивается превентивный контроль на основании формальных признаков. Традиционное общество сохраняло уважение к семейной иерархии, прометеевское - уравнивает родителей и детей как участников юридической процедуры. В этой системе отношения детей и родителей - это отношения индивидуальностей, гарантом которых выступают внешние институты. При таком подходе вмешательство в жизнь семьи может быть на любом уровне, достаточно лишь пересмотреть требовании к детализации данных, предоставляемых для внешнего мониторинга.

Чтобы обосновать необходимость глубокого контроля, используется всё та же незаменимая сексуальность.

Рукоприкладство, конечно, страшное слово, но на практике за ним чаще всего скрывается вразумляющий родительский шлепок по попе, в некоторых ситуациях являющийся самым адекватным педагогическим приёмом. Прометеевская идеология не устаёт трубить о недопустимости телесных наказаний, но на практике добиться, чтобы родители перестали шлёпать своих детей, не получается. Любой родитель, относящийся к процессу воспитания серьёзно, понимает, что без хорошего шлепка порою нельзя. Если же кто и руководствовался прометеевской пропагандой, то дети, которых пытались растить лишь с помощью убеждения, оказывались настолько несносны, что своим поведением доказывали и своим родителям и окружающим, что так делать нельзя.

Несомненно, что всякое наказание должно быть уместно и соответствовать возрасту ребёнка. Большинство родителей это хорошо понимает. Есть и такие, которые, наказывая детей, не воспитывают их, а решают свои собственные психологические проблемы. Это как раз «плохие» родители. Такой расклад не может устраивать идеологов ПРОЕКТА. Отдельные случаи реального дурного обращения с детьми - это лишь отдельные случаи, требующие точечной реакции общества. Для перестройки системы необходимо было найти нечто недопустимое, свойственное всем родителям - пусть не как состоявшийся факт, а как потенциальная возможность. Такая возможность была обнаружена с помощью теории либидо.

Если чувства, связывающие родителей и детей, в нормальной ситуации основаны на превращенных формах сексуальности, то всегда есть угроза прорыва собственно «генитальной сексуальности» в семейные отношения. Так возникла тема сексуальной эксплуатации родителями своих детей - прежде всего под подозрение попадают, конечно, отцы. Поскольку угроза вытекает из определения либидо, то подозревать можно любого. Современная организация торговли исходит из того, что украсть может всякий, и поэтому каждый покупатель находится под наблюдением. Подобная логика может быть применена и к семье. Несмотря на то, что сексуальная эксплуатация детей является штучным чудовищным извращением, она становится оправданием тотального вмешательства со стороны институтов, подчинённых задачам ПРОЕКТА, в семейную жизнь. И уже к этому пристёгивается всё остальное - условия жизни, психологический климат и т.п. Вырвать ребёнка из семьи можно на основании надуманной или пустячной причины, но сама возможность подобного вторжения выглядит легитимной именно благодаря страху, напущенному с помощью жупела сексуально озабоченного отцовства. Недалёк тот день, когда неполная семья (мать и ребёнок) будет считаться предпочтительней полной семьи, поскольку риск сексуальной эксплуатации в ней гораздо ниже.

Ещё один вариант продукта, полученного ПРОЕКТОМ в результате переработки семьи, это - люди чайлдфри (childfree). Понятие «свободы от детей» было введено как альтернатива понятию «бездетность». Бездетность (childless) на морфемном уровне означает отсутствие признака, сущностную неполноценность. Слово как будто скорбит, а прометеевский человек склонен радоваться, что не допустил кабалы очередных отношений. Свобода от детей - это тоже свобода, и потому притягательна для прометеевского сознания. Бездетным человек может быть волею обстоятельств, но чайлдфри он становится только в результате личного выбора. Позиция чайлдфри начала набирать популярность с 90-х годов XX-го века и можно предположить, что число чайлдфри в дальнейшем будет только расти.

Примечания:

[13] См. Сомин Н.В. «Экономические категории в Священном Писании и церковном учении» Лекция 10. «Влияние протестантизма на имущественную этику и экономическую теорию».

[14] См. Сергеев В.М. "Демократия как переговорный процесс» (1999)

[15] З.Бауман «Текучая современность» (2000). О книге см. Балацкий Е.В. «"Текучая современность" Зигмунта Баумана».

[16] См. Думанов Х.М., Першиц А.И. «Матриархат: новый взгляд на старую проблему» (2000)

[17] См. Маркова Н.Е. Культуринтервенция. Часть III «Сексуальная революция». Произведения некоторых авторов не заслуживают того, чтобы давать на них прямые ссылки. Несмотря на то, что идеи Фрейда или Рауха получили большой общественный резонанс и сыграли важную роль в развитии ПРОЕКТА, мы будем пользоваться их изложением у других авторов. Адресовать читателя к нравственно грязным текстам для нас невозможно.

[18] Опрос ФОМ «Жильё для молодой семьи» (2007)

[19] См. исследование Института демографии ГУ ВШЭ «Родители и дети, мужчины и женщины в семье и обществе» (2004)

[20] См. Палилова Ирина «Совершеннолетние дети и родительская семья: вместе или отдельно?» (2003)

[21] Понятие монады уходит корнями в древнегреческую философию. Пифагорейская традиция использовала монаду для обозначения математического начала мира. Монада (единица) противопоставлялась диаде (двоице) как принцип оформленности, определенности принципу неопределённости и текучести. Монада трактовалась как мужское начало мироздания. Эта связка психологических черт с математическим значением оказалась востребованной позднее. Николай Кузанский (1401-1464), а вслед за ним и Джордано Бруно (1548-1600) стали называть монадой базовую структурную единицу сущего, обладающую математическими, физическими и психическими характеристиками. Но современным звучанием этого термина мы обязаны Готфриду Лейбницу (1646-1716). В его «Монадологии» (1714) человеческие души представлены как один из видов монад. При этом существенной характеристикой монады является её независимость от внешних влияний: «Монады вовсе не имеют окон и дверей, через которые что-либо могло бы войти туда или оттуда выйти». Изменения монады задаются «деятельностью её внутреннего принципа». Непосредственное взаимодействие монад невозможно, но всё же опосредованно действия монад увязываются друг с другом. Это делает Бог, который есть первичное Единство. Он организует каждый раз состояние своих творений - монад так, чтобы вместе они составляли единую ткань мироздания. Для этого любая монада должна учитывать состояния прочих монад, и таким образом, посредством Бога каждая монада заключает в себе весь мир.

Когда из этой системы ПРОЕКТ изъял Бога, она превратилась в эффективную прометеевскую матрицу. Изолированность, абсолютная непроницаемость монад стала читаться как состояние прометеевской творческой индивидуальности, сущностно независимой и предоставленной лишь самой себе.

Андрей Карпов
Источник: 
http://ruskline.ru/analitika/2012/10/29/prometeevskij_proekt_chast_3/



Tags: Прометеевский проект, цивилизация
Subscribe

promo fluffyduck2 november 23, 2015 05:14 12
Buy for 20 tokens
Запретные темы: 18+; антиклерикализм; альтернативная (пара-)наука, парапсихология; пропаганда оккультизма, магии. Запрещается размещение материалов, содержание которых подпадает под действие статьи 282 Уголовного Кодекса РФ. п. 1. Ваши предложения пишите в личку или на fluffyduck@yandex.ru
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments