March 1st, 2021

Что такое "белый террор"

Никакого белого террора не было, а красный террор был. Красный террор был обоснован идеологически и легитимизирован юридически Декретом о красном терроре. Со стороны белых имели место военные преступления, как на любой войне, особенно гражданской, которую разожгли большевики, но говорить о "белом терроре" это то же самое, что утверждать о существовании учительского террора на том основании, что Чикатило работал учителем. Само по себе белое движение являлось по сути всероссийской контртеррористической операцией. Белые воевали за право и закон. Красные воевали за произвол и беззаконие. Красные реваншисты также приписывают к "белому террору" не только преступления воинов белых армий, но и народные самосуды, которые завершались расправами над творившими насилия и зверства коммунистами. Победив в гражданской войне, и получив неограниченную власть, красные продолжили попирать основные права человека. Во время Большого террора 1937 г. людей убивали без суда, по приговорам "троек" и "особых совещаний". В последние десятилетия существования Советской власти неугодных без суда отправляли в заведения карательной психиатрии, в которых "лечили" электрошоком и серными уколами. Красные создали государство бесправия, белые воевали за восстановление правового государства.

Collapse )

promo fluffyduck2 november 23, 2015 05:14 12
Buy for 20 tokens
Запретные темы: 18+; антиклерикализм; альтернативная (пара-)наука, парапсихология; пропаганда оккультизма, магии. Запрещается размещение материалов, содержание которых подпадает под действие статьи 282 Уголовного Кодекса РФ. п. 1. Ваши предложения пишите в личку или на fluffyduck@yandex.ru

Внучка скульптора Вучетича: Дзержинский не должен вернуться на Лубянку

Поскольку дискуссии о Невском и Дзержинском усилились и вылились местами даже в голосование, — я, как прямой потомок виновного скульптора (чуть не написала: «внучка ветерана Артёменко») вынуждена кое-что сказать.
Этот злосчастный памятник не должен вернуться на Лубянку. Никогда.
Он — порождение времени и должен в том времени остаться.
Мой дед, скорее всего, ни секунды не верил в праведность своего героя.
Работая над памятником, он исходил из конъюнктуры и наличия заказа.
Если ты сын дворянина, белого офицера в советской России и при этом, почему-то, до сих пор жив, единственный твой путь — изо всех сил верно служить. Что он и делал.
Каждый раз, когда заходит речь о возвращении Дзержинского, мне кажется, что дедова душа на том свете страдает и мается от грехов своих.
Лучше, правда, фонтан какой-нибудь.
Или дерево.

Татьяна Валериус