September 13th, 2019

Николай II и судьба России. Часть 7.

Продолжение. Начало в предыдущих частях: 1, 2, 3, 4, 5, 6

О героической эпопее обороны Порт-Артура говорить можно долго. Её значение для истории России ёмко и точно выражено вдохновенным словом одного из артурцев, контр-адмирала, создателя морской авиации Балтийского флота Бориса Петровича Дудорова:
«Нет крепости, которой нельзя было бы взять. Эта истина доказана всей военной историей мира.

Слабая вооружением, незаконченная постройкой, с недостаточным гарнизоном, совершенно отрезанная и с суши и с моря от подвоза подкреплений, боевых припасов и продовольствия, крепость Порт-Артур в течение девяти месяцев выдерживала натиск в три раза сильнейшего врага, не щадившего никаких усилий, чтобы её взять.

Почти сорок лет спустя другая мощная и богато оборудованная всем морская крепость – Сингапур – падает в руки тех же самых японцев с непостижимой быстротой. Хрупкими стеклянными стенами оказались и знаменитая линия Мажино и линия обороны в Тунисе. Как ни соблазнительно объяснять эти последние факты только развитием техники наступательного оружия, следует признать такое объяснение несостоятельным. Ведь параллельно с техникой наступательной прогрессировала не в меньшей степени и техника обороны.

Объяснение по существу было дано еще в глубокой древности в виде краткой сентенции: "лучше иметь каменных людей за деревянными стенами, чем деревянных – за каменными".

Ни бетон и сталь, ни крупнейшая моторизованная артиллерия не могут заменить главного элемента всякой борьбы – людей.

Дух всегда и везде побеждает материю. Идеи традиций, чести, долга, дисциплины – составляют главную силу.

И этими именно идеями были глубоко проникнуты все чины Российских армии и флота в Порт-Артуре. В сознании ответственности перед Россией за вверенную крепости эскадру, командный состав до последней крайности не допускал мысли о её сдаче. Руководясь его примером, рядовой состав, быстро редеющий от непрестанных яростных штурмов, подверженный непрерывным артиллерийским бомбардировкам, скашиваемый цингой, мужественно переносил все невзгоды и лишения.

Пятьдесят тысяч людей, составлявших, включая морские команды, весь гарнизон, отстаивали крепость, отвлекали на себя за всё время осады в общей сложности свыше ста семидесяти тысяч неприятельской армии, т. е. почти треть всего ее состава. Сто десять тысяч потерял враг под ее стенами, из которых восемьдесят пять тысяч пало в боях.

И когда Порт-Артур, наконец, пал, всего четырнадцать тысяч бойцов, из которых многие страдали цингой и не раз были ранены, оставалось в боевом составе гарнизона. Остальные были в госпиталях, как совершенно непригодные к строю.

Поистине эпической можно назвать эту борьбу, и история обороны крепости заслуженно может носить имя Порт-Артурской эпопеи.

Сам враг признал героизм гарнизона, приняв условие выхода его из крепости с оружием в руках и сохранение холодного оружия офицерским составом.

А Государь повелел всё время осады считать участникам ее в службу из расчёта месяц за год, подобно славным защитникам Севастополя».

Борис Петрович Дудоров
Б.П. Дудоров


Collapse )

promo fluffyduck2 november 23, 2015 05:14 12
Buy for 20 tokens
Запретные темы: 18+; антиклерикализм; альтернативная (пара-)наука, парапсихология; пропаганда оккультизма, магии. Запрещается размещение материалов, содержание которых подпадает под действие статьи 282 Уголовного Кодекса РФ. п. 1. Ваши предложения пишите в личку или на fluffyduck@yandex.ru

Как семья финнов сбежала в СССР за лучшей жизнью

Эйла Вальстен (Eila Wahlsten), живущая в хельсинкском доме престарелых — одна из тех финнов, кто стал жертвой репрессий Иосифа Сталина. Отец Вильо Вальстен (Viljo) был плотником, мать Кирсти (Kirsti) — швеей. У пары были две маленькие дочкиCollapse )

Дометий Завольский. Проклятые дети проклятых отцов

Данная статья подтвердила мои впечатления об её авторе, как о человеке думающем и глубоком, почему я и выкладываю её здесь у себя.

Источник

В советском прошлом, пропитавшем наше  настоящее и продолжающем в него подтекать, немало было  чёрно-трагического. Немало и достойного светлой памяти. Но слишком уж  многое в советской реальности описывается обидным определением  «неладное». Постоянно что-то не получалось. «Незадача». То и дело  стрясались какие-то несчастья.

Иногда  причины понятны: «Тут не трубу, тут всю систему нужно менять». Объясняя  социальное зло, не желавшее исчезать из социалистического общества,  советские десятилетиями пеняли на «пережитки старого». Это в кое-кого  зароняло фантастическую крамольную мысль: а если бы революцию устроили  пораньше – покончили бы уже с пережитками? Но архисоветский Роберт  Рождественский, сам до конца не поняв, что сказал, родил замечательный  каламбур: «Пережитки нового».

В  кроваво перебесившемся послевоенном СССР для большинства намыкавшихся  русских людей (включая больших начальников) главными становились  правильные и добрые вещи. «Я люблю тебя, жизнь, и хочу, чтобы лучше ты  стала» – в чём тут усомниться? Но за каждое «лучше», ценой претяжкого  труда украсившее советскую жизнь, отчего-то приходилось расплачиваться  новым «хуже», что признают и оголтелые советисты.

Порою  можно в советской невезучести заподозрить вмешательство какой-то  внешней силы – в конце концов, советские правоверные уверены, что  «Горбачёва и Яковлева завербовали», и всё больше уверяются, что  советское руководство первых двух десятилетий сплошь состояло из  предателей.

Однако  чёрт знает откуда берущаяся мелочная неудачливость, подлая  несостыкуемость кажется родовым проклятием всего нашего по-прежнему  советского бытия, умножающим его досадную некузявость. (Скажете, оно  давно уже не советское? А что ж нас стращают отдалённой «десоветизацией»  – и многим страшно?). Можно объяснить, из-за кого не срабатывает план  А, что виновно в провале плана Б – но дальше-то почему не везёт?

Collapse )