October 30th, 2014

Война с Россией - взгляд европейского антиглобалиста

Выступление немецкого журналиста и писателя Юргена Эльзассера:
- о мировой закулисе;
- о пропагандистской машине Запада;
- о странах-производителях и странах-спекулянтах;
- об антиглобалистах: левых, правых и "благочестивых";
- об украинском кризисе;
- о Путине;
- об Одесской Хатыни;
- о сбитом Боинге;
- о политкорректности, гендер-мейнстриме и дехристианизации Запада;
- о рехристианизации России...

"Повторим уже тысячу раз сказанное! Лучше повторить лишний раз, чем промолчать, когда сказанное могло бы подействовать. Пусть иногда нам кажется, что предостережения уже набили оскомину. Наш долг - вновь и вновь предостерегать человечество, ибо ему угрожают войны, по сравнению с которыми все предыдущие покажутся детской забавой. Эти войны, без сомнения, разразятся, если вовремя не ударить по рукам тех, кто подготавливает их открыто, у всех на глазах"
Бертольд Брехт.



promo fluffyduck2 november 23, 2015 05:14 12
Buy for 20 tokens
Запретные темы: 18+; антиклерикализм; альтернативная (пара-)наука, парапсихология; пропаганда оккультизма, магии. Запрещается размещение материалов, содержание которых подпадает под действие статьи 282 Уголовного Кодекса РФ. п. 1. Ваши предложения пишите в личку или на fluffyduck@yandex.ru

"Теперь меня требуют к Милорадовичу..."

Miloradovitch
Портрет Михаила Андреевича Милорадовича работы Джорджа Доу. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж (Санкт-Петербург)

Апрель 1820 г. Санкт-Петербург.

"Раз утром выхожу я из своей квартиры... и вижу Пушкина, идущего мне на встречу... „Я к вам“. — „А я от себя!“ И мы пошли вдоль площади. Пушкин заговорил первый: „Я шел к вам посоветоваться. Вот видите: слух о моих и не моих (под моим именем) пиэсах, разбежавшихся по рукам, дошел до правительства. Вчера, когда я возвратился поздно домой, мой старый дядька объявил, что приходил в квартиру какой-то неизвестный человек и давал ему пятьдесят рублей, прося дать ему почитать моих сочинений и уверяя, что скоро принесет их назад. Но мой верный старик не согласился, а я взял, да и сжег все мои бумаги“ ... — „Теперь, — продолжал Пушкин, немного озабоченный: — меня требуют к Милорадовичу! Я знаю его по публике, но не знаю, как и чтó будет и с чего с ним взяться?.. Вот я и шел посоветоваться с вами“ ... Мы остановились и обсуждали дело со всех сторон ..."
Ф.Н. Глинка. Удаление А.С. Пушкина из С.-Петербурга в 1820 г. РА 1866, № 6, стр. 918.

"Когда привезли Пушкина, Милорадович приказывает полицеймейстеру ехать в его квартиру и опечатать все бумаги. Пушкин, слыша это приказание, говорит ему: „Граф, вы напрасно это делаете. Там не найдете того, что ищете. Лучше велите дать мне перо и бумагу, я здесь же все вам напишу“ (Пушкин понял, в чем дело). Милорадович, тронутый этою свободною откровенностью, торжественно воскликнул: „Ah c’est chevaleresque!“ [Ax, это по-рыцарски] и пожал ему руку".
И.И. Пущин, стр. 79—80.

"... [Пушкин] явился очень спокоен, с светлым лицом, и, когда я спросил о бумагах, он отвечал: „Граф! все мои стихи сожжены! — у меня ничего не найдется на квартире, но, если вам угодно, все найдется здесь (указал пальцем на свой лоб). Прикажите подать бумаги, я напишу все, чтó когда-либо написано мною (разумеется, кроме печатного), с отметкой, что мое и что разошлось под моим именем“".
М.А. Милорадович по записи Ф.Н. Глинки. РА 1866, № 6, стр. 919.