December 25th, 2012

Побольше бы "седых и строгих"

Оригинал взят у al_ghe в Побольше бы "седых и строгих"
Оригинал взят у betelgeise_7 в ОЧЕНЬ
Оригинал взят у nokiayesdaewoo в ОЧЕНЬ

искусствоведов группа тихо
восторженно глядит на холст
и вдруг один седой и строгий
отчетливо сказал говно
(Людмила Кульчицкая, из "психоделических нескладушек")
promo fluffyduck2 november 23, 2015 05:14 12
Buy for 20 tokens
Запретные темы: 18+; антиклерикализм; альтернативная (пара-)наука, парапсихология; пропаганда оккультизма, магии. Запрещается размещение материалов, содержание которых подпадает под действие статьи 282 Уголовного Кодекса РФ. п. 1. Ваши предложения пишите в личку или на fluffyduck@yandex.ru

Академик Сергей Глазьев: "Впереди у нас огромная работа в области экономической интеграции"

Академик Сергей Глазьев: «Впереди у нас огромная работа в области экономической интеграции»   - Сергей Глазьев. © РИА «Новости» / Сергей Субботин.

АЛЕКСАНДР ПРИХОДИН
Единая политика в рамках евразийского интеграционного ядра позволяет нашим странам экономить время и вырабатывать грамотные подходы и стратегические решения в области социально-экономической политики, считает советник президента РФ, академик РАН Сергей Глазьев. Сегодня он даёт интервью нашему изданию.

– Сергей Юрьевич, уходящий год выдался напряжённым и насыщенным событиями не только в политической области. Серьёзные задачи сегодня поставлены перед Евразийским экономическим сообществом ЕврАзЭС

- Я придаю большое значение углублению евразийской экономической интеграции, созданию единого экономического пространства и Евразийского экономического союза России, Белоруссии и Казахстана. На это ориентирована сегодня работа  Евразийской экономической комиссии, которой передано более 170 функций регулирования.

Главами наших государств в настоящее время принято решение о создании Евразийского экономического союза как наиболее глубокой формы экономической интеграции.

Сегодня подходы к созданию будущей организации и конкретные календарные планы согласования необходимых документов и практик правоприменения находятся в стадии активного обсуждения. Думаю, что задача, поставленная главами государств – членов Таможенного союза, будет реализована. Конечно, проблемы есть, но они решаются. Важно учесть позицию претендентов на присоединение к Таможенному союзу и ЕЭП, являющихся членами и наблюдателями в ЕврАзЭС – в первую очередь, Киргизии, Таджикистана, Украины.

Замечу также, что дискуссии в рамках ЕЭП помогают выработать стратегические подходы, способные предложить его участникам оптимальные решения.

Впереди у нас огромная исследовательская и прикладная работа в области экономической интеграции. При этом нас не могут не беспокоить данные мониторинга Евразийского банка развития. Из его эмпирических исследований вырисовывается следующая картина: вся Средняя Азия тяготеет к нам, Кавказ – тоже, но в меньшей степени. А вот в России среди опрошенных иная картина: многие тянутся в Европу.

Остановлюсь теперь на отечественных экономических  реалиях. С будущего года правительство Российской Федерации будет работать на основании двух базовых документов. Это – основные направления бюджетной политики и основные направления денежно-кредитной политики. Однако они явно не соответствуют тем целевым нормативам в области развития экономики, которые были определены президентом Российской Федерации Владимиром Владимировичем Путиным в указах от 7 мая нынешнего года. В них были поставлены вполне определённые задачи, включая повышение нормы накопления, темпов экономического роста, увеличения рабочих мест и т. д. А вот ключевые документы правительства и Центрального банка, которые определяют перспективы нашего социально-экономического развития, не ориентированы на эти показатели.

Collapse )

Медушевский В.В. "Век Палестрины". Часть 1.

Отношения церковной и светской музыки как ключ к истории музыкальной культуры


Бесконечно возвышаясь над примитивно-человеческим представлением о линейной однонаправленности истории, Слово Божие открывает нам фундаментальную ее неоднородность. Чрез каждую точку физического времени истории, чрез дни и столетия,  пробиваются два невидимых потока, две незримых истории – пшеницы и плевел (Мф.13:25-30, 36-43); история домостроительства Божией благодати (Еф.3:2; Еф. 3:9, Кол. 1:25)  – и история апостасии, отступления от Бога, тайны беззакония (2 Фес.2:3,7). Последняя имеет свою мнимую кульминацию – торжественный приход и мировое воцарение гения-беззаконника; за ней последует истинная вершина истории – второе пришествие Господа во славе. Оба сокровенных потока, восходящий и нисходящий, встретятся на страшном Суде, чтобы далее разойтись навечно.

Как раскрывается эта тайна в истории культуры?

Век Палестрины – преддверие странного, парадоксального гуманистического периода истории. Странность его – в сочетании блестящих успехов с чем-то иным, приведшим славное начало к бесславному концу, к духовнонравственному разложению человечества, к полной потере желания истины, без чего, как учили даже языческие философы Запада и Востока времен Платона и Мен-Цзы, человек не имеет права даже и называться человеком.

Христианская культура эпохи гуманизма станет мировой, ибо не сможет мир противиться неземной высоте и красоте воспеваемых ею ценностей. Выросла она из христианской истины о человеке. Но проник в нее вирус лжи. Через ее всепобеждающую красоту он тоже вышел на мировую арену, дабы покорять себе и другие, нехристианские народы, – так осуществлялось пророчество Библии о тайне беззакония, как всемирном процессе.

Как рождалась столь необычная культура, на обломках которой живет ныне человечество в ожидании мнимого спасителя-беззаконника? Надлежит изощрить взор, чтобы видеть обе стороны гуманизма.

А.Ф.Лосева поразило в XVI веке сочетание титанизма с неслыханным злодейством, которое он описал в главе "Оборотная сторона титанизма" своей книги о Возрождении. А теперь мы знаем, что гуманисты были той главной силой, которая, сломив противодействие католической церкви, разжигала страсти вокруг ведовской мании. Разгоревшись в XVI столетии, она будет бушевать до начала XVIII века на всем пространстве западного мира от Америки и Англии до границ православного мира (православию не было нужды сжигать ведьм десятками тысяч в год, ибо сохраняло и хранит оно дар наступать на силу вражию и исцелять бесноватых; – ведь именно бесноватых, а не ведьм сжигала инквизиция, ибо, как говорят факты, несчастные сами доносили на себя, не в силах терпеть мучения бесовского).

Но это частности. А нужно перейти к глубинным процессам.


Collapse )

Медушевский В.В. "Век Палестрины". Часть 2.

Часть 1

Светское искусство начинает осознавать себя в свете великой цели – возвышения человеческого духа к небесной красоте.

Что же представляет собой светская музыка XVI века? Самое впечатляющее и здесь – неожиданное ее стремительное возвышение, восхождение к вершинам особым образом понимаемой духовности.

Взглянув на мир глазами естественного откровения, глазами веры, она вдруг  узрела, что творение Божие прекрасно, и человек есть дивная вершина творения. И тогда начала усиленно искать и исследовать эту красоту, но не могла сего сделать  без теснейших связей с религиозной сферой культуры. Церковная и светская музыка в XVI веке – члены единой верующей семьи. Светская музыка принята в нее; ответственно принимает духовные предпосылки своей старшей сестры, церковной музыки, – ее критерии серьезности, строгой и сосредоточенной глубины,  возвышенности, благоговейной красоты, небесной чистоты и ясности духа, окрыленного стремления к дивному божественному совершенству. Уже не сводится она всецело к сфере быта, не обслуживает повседневности, – напротив, возносится над обыденностью, отгораживается от нее и требует внимательного слушания. Концертные залы, которые станут строиться позднее, несут в себе это ощущение надмирности, торжественной приподнятости, сближающее их с храмом.

Хорошо учиться может лишь смиренный, и светская музыка смиренно учится у церковной. В отличие от живописи, появляющейся в результате разложения иконы, элементы которой начинают самостоятельную жизнь в разных жанрах, светская музыка имеет и мощные внешние предпосылки, – например, танцевальные истоки, вообще связь с жанрами быта. Однако и они претерпевают удивительное духовное преображение.  Аристократический танец одухотворяется, в него проникает возвышенное умосозерцающее начало; в понимании современников танец – наука о том, как при помощи чередующихся прекрасных поз передавать возвышенные прекрасные мысли. Так же преображаются песенные и декламационные предпосылки в придворной арии. Учась у церковной музыки возвышенному благочестию, приобщаясь высоте ее критериев совершенства, светская музыка перенимает умосозерцательный способ построения мира, поэтику и далее все стороны ее языка и системы выразительных средств.

Но у нее, конечно, своя специфика и отличия от церковного богослужебного пения.

Прежде всего, – в последней, конечной цели. Светская музыка не берется за обожение человека – эта цель запредельна для нее. Ибо обожение свершается не иначе, как через церковные таинства при условии жизни человека по заповедям. Богослужебное же молитвенное пение, равно как и икона, открывают человека к принятию таинств и восприятию освящающей благодати.

Токи спасающей благодати не проходят через светскую музыку, отделенную от таинств, от молитвенной и тaинственной жизни церкви. Не спросится с души на страшном Суде, сколько симфоний Моцарта она прослушала, а молитвенные ее воздыхания при слышании богослужебного пения – залог стяжаемого ею уже на земле Царствия Небесного.

Но светская музыка открыта для действия благодати призывающей. Стремление к свету, к высоте неотмирной составляет ее сокровенное желание. Она возбуждает жажду Бога, будучи не в состоянии ее удовлетворить. Оттого-то часты в ней нотки какого-то щемящего чувства недостижимости. И чем больше красоты в ней, – тем острее это чувство: душа рвется к небесному и плачет, не обретая его в себе. Этого чувства недостижимости совершенно нет в иконе, нет в церковном пении. При смиренном ощущении своего несовершенства душа получает в ней и дивные извещения о близости Царствия, о милости и любви Божией, незаметно преображающей нас (Мк. 4:27). Замечательно это чувство жизни преизбыточествующей символизируется в церковной архитектуре: от купола главы (символ Главы тела Христова) мягко нисходит освящающая благодать. Это чувство от православного богослужения хорошо передали и послы князя Владимира, вернувшиеся из Византии: не знали они, где находятся, – на земле ли, на небе ли, ибо на земле такой красоты нет.

Collapse )