September 10th, 2011

Исраэль Шамир. Об искусстве.

Как-то раз, путешествуя по Пелопоннесу, мы заехали в картинно-средневековый Науплио. Его порт сторожат мощные серые стены форта, уютные кафе растянулись по набережной, а за ними узкие кривые переулки круто поднимаются вверх по склону холма, увенчанного венецианской крепостью. Городские улицы были чисты и умыты, и хранили легендарную прелесть Греции - на материке (в отличие от островов) не так уж много мест, способных сходу покорить сердце чужестранца. Греки называют его «Нафлио», видимо, в честь поросенка Наф-Нафа. Что необычно для Греции, город был основан крестоносцами по пути в Яффу и Аккру, зодчими были венецианцы, турки, французы и баварцы, а правил герцог Афинский. Науплио стал первой столицей независимой Греции, но ненадолго; его милостиво миновала судьба Афин, и город не стал перенаселенным мегаполисом.
Зато это хорошая база для вылазок по Арголиде. На главной площади стоит старинное венецианское здание, местный археологический музей. Экспозиция начинается с предметов искусства микенского царства, отпрыска великой минойской цивилизации Крита. Микенская культура расцвела недалеко отсюда за толстыми стенами Микен и Тиринфа, под скипетром проклятых Атридов. Удивительно свободное и вдохновенное искусство, с игривыми и сладострастными (как барочные нимфы на потолке нашего отеля) наядами и богинями, веселыми осьминогами на керамике, с фресками, напоминающими палестинский Дейр эль-Балах. Микенцы знали письменность, строили дворцы и крепости, вырезали из базальта замечательных львов над вратами в свою столицу. Но следующие залы свидетельствуют о глубоком упадке. Живописное буйство исчезает, и его место занимают голые геометрические формы. Пройдут века - с 12-го по 6-й век до н.э. – пока местные жители вновь создадут произведения живого искусства, обретут письменность и изощренность прошлого.
Эту лакуну времени чувствуешь, читая «Одиссею». Гомер писал свой анахронистический шедевр через четыре века после коллапса; он не подозревал, что прообразы его героев умели читать и писать, а их принцессы вряд ли стирали белье собственноручно. Искусство периода упадка крайне похоже на то, что сегодня принято называть «современным искусством». В небольшом музее афинского акрополя можно увидеть точную копию скульптуры Джакометти, сделанную 2700 лет назад. Простенький геометрический орнамент того периода с успехом сойдет за лучшее проявление современного искусства. Так в скромном музее Науплио мы нашли недостающую деталь мозаики-головоломки: смерть искусства – это признак коллапса цивилизации.

СТАТЬЯ ПОЛНОСТЬЮ



Рейтинг блогов
Рейтинг блогов
Рейтинг блогов
promo fluffyduck2 november 23, 2015 05:14 12
Buy for 20 tokens
Запретные темы: 18+; антиклерикализм; альтернативная (пара-)наука, парапсихология; пропаганда оккультизма, магии. Запрещается размещение материалов, содержание которых подпадает под действие статьи 282 Уголовного Кодекса РФ. п. 1. Ваши предложения пишите в личку или на fluffyduck@yandex.ru

Исраэль Шамир. Торжество Православия

Искусство – это не только и не просто самовыражение художника, это - связь с миром духа. Древнейшее искусство пещерного человека уже глубоко религиозно, как справедливо замечал Честертон. От Дендеры в Египте до Покрова на Нерли, от Верхней Бирмы до Конка, от заполярного Нидароса до Ватикана мировое искусство говорило о Боге. Великие европейские и русские художники Средних веков и Возрождения творили в церкви и для церкви. Так были созданы величайшие шедевры искусства, и верующие переполняли церкви, в которых они могли не только слышать Слово Божие, но и видеть их зримый Образ. Церковь была крупнейшим спонсором, именно для церкви создавались лучшие работы лучших мастеров.

Светское искусство возникло в королевских дворцах, а во второй половине 19-го века, с подъемом буржуазии, оно стало превалировать, ориентируясь на рынок, на потребителя попроще. Быстро, за сто с лишним лет, оно потеряло всякую связь с духом, с Богом, а потом место буржуа-заказчика занял куратор музея. После этого искусство порвало и с людьми и с красотой, и наконец, стало воинственно богоборческим.

На Западе этот процесс уже далеко зашел. Свиные туши, видеозапись пустых комнат, лампочки выдаются за искусство. А если уж образы Христа и Богородицы – то фотография Распятия в контейнере с мочой или Христос как знамя сексуальных меньшинств (распятого чернокожего атлета нежно и эротично обнимает молодец нордической внешности) – то, что нравится кураторам и заказчикам.

После 1990-го эта тенденция хлынула бурным потоком в Россию, и сразу стала воинственно антихристианской. Сложилась плотная, тесно спаянная мафия современного антихристианского псевдо-искусства воинствующих безбожников. Авдей Тер-Оганян рубил иконы, куратор Андрей Ерофеев устраивал выставки, и Плуцер-Сарно их восхвалял. Выставка «Осторожно, религия» с кощунственными произведениями Тер-Оганяна сопровождалась антихристианским пресс-релизом (ныне покойной) Анны Альчук, обвинявшим русскую церковь во всех грехах, а ее супруг Михаил Рыклин заклеймил защитников церкви в книге «Свастика, крест, звезда», за что и был награжден престижной премией в Германии.

Так сложилась около-искусственная мафия со своими галереями, коллекционерами, рынком, ярмаркой "АртМосква", подробно и ярко описанная в романе Максима Кантора «Учебник рисования». Эта мафия вполне интегрирована в западную: Саатчи в Лондоне подымает на щит мастера свиней в формальдегиде Дамьена Херста, Дарья Жукова привозит Херста в «Гараж» в Москву.

СТАТЬЯ ПОЛНОСТЬЮ


Рейтинг блогов
Рейтинг блогов
Рейтинг блогов