fluffyduck2 (fluffyduck2) wrote,
fluffyduck2
fluffyduck2

К 100-летию комсомола

Есть в нашем городке культурное учреждение, на стене которого висит электронное информационное табло. В воскресенье иду мимо него, поглядывая на чередование объявлений о предстоящих культурных мероприятиях, и вдруг, смотрю и глазам своим не верю – высвечивается «Поздравляем со 100-летием комсомола!» Дожили, mamma mia…

Сильное впечатление от увиденного приоткрыло в памяти страничку из советского детства. Печатным органом Ленинградского обкома ВЛКСМ была газета «Смена». Как-то попался мне, в то время пионеру, юбилейный выпуск «Смены», в котором на развороте были перепечатаны материалы самых первых номеров газеты.

Запомнилась лишь одна заметка, в которой автор нахваливал пару брачующихся комсомольцев, чьи имена были скрыты за инициалами, за то что они вопреки воле родителей не повенчались в церкви. Автор призывал брать пример с этих классово сознательных молодых борцов за рабочее дело и не поддаваться давлению отсталых родителей. Этот вопрос в те годы стоял остро не только по религиозной причине, но и в чисто житейском смысле. После издания т.н. «декрета об отмене брака» Советская власть признавала только браки, заключённые в советских ЗАГСах. Церковные браки были юридически аннулированы со всеми вытекающими последствиями. Можно себе представить мысли и чувства несчастных родителей юных ленинцев, проживших полжизни вместе, и с какого-то морозу оказавшихся неженатыми. А тут ещё новая забота - поди угадай, какое будущее детей ожидает. Вот сметут эту власть анафемскую со всеми её ЗАГСами через год-два, а молодой муженёк надумает погулять или к другой уйти, скажет жене: свободен я теперь, а тебе, и детям ничего не должен. Как быть то тогда?

Заметка о комсомольском браке и все остальные материалы были подписаны кратко, без лишних выкрутас: Шурка, Борька, Вовка. Так что если окинуть взглядом всю газетную полосу, то казалось что перед тобой какая-то сказочная повесть о приключениях стаи дворняжек. Почему комсомольцы в первые годы советской власти скрывали свои имена мы уже наверняка не узнаем. То ли стыдно им было, то ли страшно, а может быть и стыдно, и страшно сразу. Бояться падения советской власти были причины – самый первый номер "Смены" вышел в 1919 году, когда град Петров пребывал в тисках первой, большевицкой блокады и надеялся на избавление, которые принесут на своих штыках воины Северо-Западной Армии.

А.И. Куприн в "Куполе святого Исаакия Далматского" вспоминал те дни:
"К середине 19-го года мы все, обыватели, незаметно впадали в тихое равнодушие, в усталую сонливость. Умирали не от голода, а от постоянного недоедания. Смотришь, бывало, в трамвае примостился в уголке утлый преждевременный старичок и тихо заснул с покорной улыбкой на иссохших губах. Станция. Время выходить. Подходит к нему кондукторша, а он мертв. Так мы и засыпали на полпути у стен домов, на скамеечках в скверах<...>

Так отходили мы в предсмертную летаргию. Победоносное наступление С[еверо]-З[ападной] Армии было подобно для нас разряду электрической машины. Оно гальванизировало человеческие полутрупы в Петербурге, во всех его пригородах и дачных поселках. Пробудившиеся сердца загорелись сладкими надеждами и радостными упованиями. Тела окрепли, и души вновь обрели энергию и упругость. Я до сих пор не устаю спрашивать об этом петербуржцев того времени. Все они, все без исключения, говорят о том восторге, с которым они ждали наступления белых на столицу. Не было дома, где бы не молились за освободителей и где бы не держали в запасе кирпичи, кипяток и керосин на головы поработителям. А если говорят противное, то говорят сознательную, святую партийную ложь
".

Воспоминания петербурженки Ольги Ивановны Вендрих о жизни в Петрограде в 1919 году можно прочитать здесь.

Впрочем, Москве большевики уготовали такую же участь:

"Было сделано так, что два главных города, Петроград и Москву, посадили на голодный паек. Сто граммов хлеба в день. Дикие очереди за этими ста граммами. Ну а раз голод, значит, надо объявить поход за хлебом, борьбу за хлеб, изъятие хлеба ради голодающих. Дело благородное и чистое, как слеза.

Но голод в Москве и Петербурге был инспирирован. Именно в это время Лариса Рейснер, скажем, жила, занимая особняк с прислугой, принимая ванны из шампанского и устраивая званые вечера. Именно в эти годы Зиновьев, приехавший в дни революции из-за границы тощим, как пес, разжирел и отъелся так, что его стали звать за глаза «ромовой бабой». Да и как могут голодать два города, если они не блокированы неприятелем, когда во всей остальной стране полно хлеба. Разреши, и тотчас же на всех базарах появятся горы хлеба и разных других продуктов. О том, что голода фактически нет, не раз в эти годы говорил и сам Ленин.

«Сейчас надвигается голод, но мы знаем, что хлеба вполне хватит и без Сибири, Кавказа, Украины. Хлеба имеется достаточное количество до нового урожая в губерниях, окружающих столицу, но он весь запрятан кулаками».

«Недалеко от Москвы, в губерниях, лежащих рядом: в Курской, Орловской, Тамбовской, мы имеем по расчетам осторожных специалистов еще теперь до 10 млн. пудов избытка хлеба».

Нет уж, Владимир Ильич, либо голод, либо избыток хлеба, что-нибудь одно. Большевики в это время очень боялись, как бы хлеб стихийно не хлынул в голодные столицы и не сорвал им задуманное мероприятие. Для этого были учреждены на железных дорогах заградительные отряды, которые следили, чтобы ни один мешок хлеба не проник ни в Москву, ни в Петроград.

Заставив рабочих и прочее население этих двух городов изрядно наголодаться, Ленин объявил поход за хлебом, который фактически им был нужен не для того, чтобы накормить два города, а чтобы осуществить хлебную монополию.

«Необходим военный (!) поход против деревенской буржуазии, удерживающей излишки хлеба и срывающей монополию».

Выпускается декрет о продовольственной диктатуре.

«Вести и провести беспощадную, террористическую (!) борьбу и войну (!) против крестьянской и иной буржуазии, удерживающей у себя излишки хлеба.

Точно определить, что владельцы хлеба, имеющие излишки хлеба и не вывозящие их на станции и в места сбора и ссыпки, объявляются врагами народа и подвергаются заключению в тюрьму на срок не ниже десяти лет, конфискации всего имущества и изгнанию навсегда из его общины»
".

Владимир Солоухин. "ЧИТАЯ ЛЕНИНА"

Население Петрограда за три года большевистской блокады сократилось с 1.5 млн. до 750 тыс чел. (подробее о первой питерской блокаде читать здесь)

Голод в Петрограде в акварелях Ивана Владимирова:


Семья "бывших" людей, несущая скудный паек, и новые хозяева жизни


Разделка павшей лошади. 1919


Tags: антибольшевизм, история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo fluffyduck2 november 23, 2015 05:14 12
Buy for 20 tokens
Запретные темы: 18+; антиклерикализм; альтернативная (пара-)наука, парапсихология; пропаганда оккультизма, магии. Запрещается размещение материалов, содержание которых подпадает под действие статьи 282 Уголовного Кодекса РФ. п. 1. Ваши предложения пишите в личку или на fluffyduck@yandex.ru
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments